Крестопоклонное воскресенье Великого поста

Приходской листок «ПУТЬ и ИСТИНА»

Тема: «Крестопоклонная неделя»

Из книги «Не хлебом единым»

Протоиерей Георгий Бенигсен

В середине Великого поста Церковь совершает поклонение Кресту Христову. Пост часто сравнивают с длинным и трудным путем, пролегающим по пустыне воздержания, самоограничения, сокращения жизненных потребностей за счет духовного возрастания. Христианский подвиг часто сравнивается с подвигом воинским, в котором закаленность является одним из главных залогов мужества и выдержки. Для духовного возрастания, как и для военной тренировки, необходима выдержка, вольный отказ от всего, что размягчает, расслабляет, балует. Только в таких, часто трудных и требовательных условиях, закаляется физическая природа воина и духовная — христианина.

При всяких условиях серьезной тренировки — физических или духовных — необходимы передышки. Разумный полководец, после длительного похода, старается найти для своих воинов место, где можно отдохнуть в тени, напиться чистой и живительной воды, «прийти в себя», как говорится на нашем повседневном языке. Церковь — тоже полководец. Хотя битва ее не с видимыми врагами, а «с духами злобы поднебесной», отношение ее к членам своим похоже на отношение полководца к воинам. Постом и молитвой, бдением и воздержанием она держит своих членов в «воинской готовности». Так и Великий пост есть великий духовный поход в битве против зла ради великой награды — Царства Божьего. И вот на полпути этого похода Церковь приводит тех, кого в Таинстве Крещения назвала «воинами Христа Бога», к духовному оазису. Туда, где царит духовная прохлада. Туда, где можно напиться от источника Живой Воды. Туда, где можно найти оправдание трудного и требовательного подвига. Церковь приводит свое христианское воинство под сень Христова Креста.

Среди пустыни жизни возвышается Крест. Вершина его уходит в небо, подножие — в недра земли. Рамена его обнимают весь мир, весь горизонт творения и человечества. Церковь называет его «живоносным», приносящим жизнь. Деревом нетления, из которого прозябло для нас наслаждение вечной жизни. Непобедимым оружием, славой мучеников. Духовным садом. Церковь оживотворяет крест, персонализирует его, обращается к нему, как к живому и личному. Это и понятно, потому что на кресте навсегда отпечаталось Богочеловечество на нем распятого Господа.

И в то же время — какой парадокс! До распятия Христа крест был оружием позорнейшей казни, принуждавшей распятого к страшной смерти через полное лишение воли — пригвождение рук и ног к кресту. К медленной смерти под палящими лучами солнца, под издевательствами любопытной толпы. И вот стал он знамением победы над смертью, путем к воскресению из мертвых, предметом поклонения, символом жизни, жизни вечной, источником радости — «се бо прииде крестом радость всему миру».

«Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Нет пути к Воскресению без крестного пути, ибо Крест является ключом к вратам Царства Небесного.