...О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели
общение с нами; а наше общение - с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом.
(1 Ин. 1,3)

Июн

21

О Могильцах с любовью

Автор: nastoyatel

Предлагаем вашему вниманию воспоминания жительницы нашего селения, Леонтьевой Валентины Михайловны.
фото семьи с подписью

Мой дедушка, Карпухин Василий Иванович, и бабушка, Карпухина Татьяна Андреевна родом из Тульской губернии. Дед был сапожником. Бабушка родилась в 1876 году, а дедушка был на много лет ее старше. Когда ее просватали, ей было 16 лет, а дедушке за 30.
Бабушка Таня была дочерью лесничего, знала травы, коренья, поэтому за свою долгую (105 лет) жизнь лекарствами почти не пользовалась. Она родила 14 детей, но взрослой жизни достигли только двое сыновей и пятеро дочерей. Старший, Кузьма, погиб на войне в 1914 году. Младший, Панфирий, скончался от болезней в 1956 году и похоронен на погосте в Могильцах.


В конце 30-х годов семья перебралась в Могильцы, где дедушка выкупил половину дома «пятистенка». Младший сын и его семья жили с ним, а дочери в Москве, некоторые уже были замужем.
Я родилась в 1950 году. С 2-х или 3-х лет меня вывозили в Могильцы «на молоко». Последний раз это было в 1963 году. Наш дом (номер 6 или 7) стоял в верхней части деревни (дома стояли по форме буквы «П» неполной), недалеко от барского дома, вернее, его остатков – огромной ямы и битого красного кирпича. Там росли лопухи, мать-мачеха, репейник. Мы иногда туда забирались, но как-то там было не уютно. От нашего дома дорога начинала подниматься в горку, к храму. Сразу за нашим участком, со стороны соседей (их половины) был прогал между следующим домом и нашим. На этом участке была старая беседка (красивая) и кирпичи от фундамента. Возможно, там был дом. Недалеко от храма стояла школа, мой племянник, Николай Рыжов, там учился в младших классах. На территорию храма мы ходили редко, было боязно: развалины, могилы, плиты надгробные. За храмом дорога вела в лес к лесничему, на опушке был источник. И сейчас из него берут водичку. Ходили мы туда редко – цветов собрать (фиалки белые и красные, купавна) и за орехами. Орешник был большой, орехи заготовляли на зиму.
За водой ходили к прудам, там тоже был источник, у последнего дома нашего крыла. Тетя Лиза брала ведра с коромыслом, а мы — небольшие бидончики.
Нашими Соседями были: в горку – Гавриловы, к прудам – Смирновы (тетя Лиза и ее сын Сергей). Смирновых было несколько домов по деревне, еще Колесниковы, Звонаревы, Лукины, Шишкины, Ермолаевы. Деревня была полна людей, да еще дачники приезжали. Напротив нашего дома был «пятачок» — место для танцев. В конце рабочей недели там собиралась деревня послушать гармонь. Наш дядя Ваня, тети Лизы зять, играл там. Иногда приносили патефон.
Огромные липовые аллеи спускались к прудам. Когда липа цвела, собирали цветки на заварку в зиму, а у корней лип росли маслята, сыроежки. Два пруда были чистыми и в них купались, а два «погаными» для скота и ловли рыбы (караси). За прудами стояла ферма и в деревне многие держали коров, коз, овец и птицу. Я была мала, но помню, что с покосом сена было сложно, поэтому тетушка и «перешла на козу». Пастух был от Звонаревых.
На уровне дороги, ведущей в Талицы, между аллеями был фундамент от небольшой стеклодувной мастерской. Там мы находили пробирки, пузырьки, шарики, палочки. Лес до Талиц называли «чернятки», лес Аигинский — лес в сторону деревни Печки. Туда ходили собирать свинушки, чернушки, лисички, благородные, опята. Был год, когда опята приносили в наматрасниках волоком. Бабушка Таня ходила туда за муравьями и приготовляла муравьиный спирт. Многим он помогал, но очень вонюч. Несколько бутылочек бабушка брала в город, тогда она уже жила с нами.
Во время войны многие внуки жили в Могильцах. Одна внучка вспоминает, что дед был очень строгий, не позволял смеяться за столом – чуть что – ложкой в лоб. Бабушка их жалела.
Звеньевой или председателем колхоза в это время была Мария Матвеевна (Шишкова?). Бабушка и тетя Лиза работали на полях, да дети трудились. Одна двоюродная сестра вспоминает, что за каждые 10 мешков картошки давали 1 мешок домой. Так она несколько мешков привезла домой в Москву.
Возили в Москву на продажу цветы, грибы, ягоды. Одна тетушка (Варвара) шила телогрейки.
Дедушка Василий умер в 1944 году и похоронен на погосте в Могильцах.
Семья была большая, очень дружная, веселая, красивая. Сейчас нас горсточка и мы не такие.
Батюшка, отец Илия, простите, если что не то и не так написала. Спасибо, что помогли это вспомнить.
Леонтьева Валентина Михайловна.
17.05.2016
P.S. На фото: нижний ряд слева направо — бабушка Таня, дедушка Василий, сестра дедушки — Лукерья. Верхний ряд слева направо – тетя Васёна, тетя Саша с мужем дедей Алешей, тетя Варя с мужем дядей Трофимом.
P.S. После смети дедушки в Могильцах постоянно жила семья дяди Панфёра: жена – Елисавета, сын — Василий, дочь – Александра.
Василий после службы в армии остался в Калининграде, женился, жил какое-то время в Москве, потом связь оборвалась.
Александра вышла замуж. Муж – Иван Рыжов, дети – Николай, Людмила. Бабушка Таня в 50-х годах переехала к младшей дочери, моей маме, Наталии.