...О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели
общение с нами; а наше общение - с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом.
(1 Ин. 1,3)

Апр

12

Кто архитектор нашей церкви? Версия

Автор: nastoyatel

храм

Долгое время авторство церкви оставалось неизвестным. И вот, копаясь в ревизских сказках Российского государственного архива древних актов, я обнаружил, что в 1762 году соседним селом владел архитектор Лев Богданович Суровцев. Я решил по подробнее узнать об этом архитекторе и выяснилось следующее.

Лев Богданович Суровцев родился в 1733 году. С детства он учился в Московской артиллерийской школе, откуда 15 сентября 1748 году был переведен в команду архитектора князя Дмитрия Ухтомского, где он наблюдал за постройкой мостов, а также учил ордера, чертил планы и фасады. Учение Суровцева шло успешно, и 20 января 1751 года Ухтомский представил его к производству в архитектурные прапорщики и написал прошение в Сенат о повышении жалования Суровцеву с трех до десяти рублей в месяц, договорился с обер-архитектором Ф Б. Растрелли, что бы тот походатайствовал об этом, и отправил Суровцева в Санкт Петербург. Растрелли же, оценив незаурядные спо¬собности ученика Ухтомского, попросил Сенат о переводе Суровцева к нему в помощники.
С 26 февраля 1751 года Лев Богданович Суровцев в чине архитектуры прапорщика с окладом сто двадцать рулей в год работал помощником Растрелли и находился при нем безотлучно. 23 апреля 1752 го¬да Суровцев был произведен в гезели и пору¬чики. Растрелли был очень доволен своим но-вым помощником и в 1756 году представил Суровцева в заархитекторы и в следующем году Сенат произвел его в это звание. Следует отметить, что Суровцев работал с Растрелли в ту пору, когда создавались такие грандиозные сооруже¬ния, как Царскосельский и Зимний дворцы, ансамбль Смольного монастыря. Анализируя этот период работы Суровцева, становится ясно, почему ста-рожилы Могилец считают, что их церковь строил Растрелли. Просто известное имя лучше остает-ся в памяти. Это как со зданием вокзала в Софрино, когда на вопрос корреспондента, кто архитек-тор здания, ответили: «Да, кто то из известных. Щусьев, кажется.» Не смотря на то, что на самом деле Щусьев к этому зданию не имеет никакого отношения, ошибка до сих пор кочует из издания к изданию.
В 1759 году после смерти штатного архитектора Камер-коллегия, советником которой был Петр Максимович Щербачев, попросила прислать в ее ведомство нового. Канцелярия строений послала в Москву (где находилась Камер-коллегия) Льва Суровцева, который в начале 1760 года был при-числен к команде Ухтомского. В том же 1760 году Суровцев производится в архитекторы и се-кунд-майоры. Тогда он строил на Каменномостском питейном дворе в Москве винные магазины. С 1761 года Суровцев – архитектор московской гоф-интендантской конторы. Лишь 1762 году Лев Богданович попадает на службу в Камер-коллегию по казенным строениям, где, по-видимому, сближается с Щербачевым. В том же году Щербачев приобретает сельцо Могильцы, а Суровцев – село Родионково, «Покровское тож», которое находилось в полутора верстах от Могилец, кото-рым владел вплоть до своей смерти в 1775 году. Скорее всего, именно Суровцеву Щербачев и по-ручил планировку усадьбы и строительство церкви в своем имении.
Что касается Родионково, то впервые в письменных источниках эта местность упоминается в 1573 году как Ивановское поместье Матвеева сына Змеева. В писцовых книгах 1623 года упоминается как пустошь Родионково на речке Талице, поместье князя Афанасия Козловского. После Козловского пустошью владел князь Степан Федорович Львов. Первое упоминание о Степане Федоровиче относится к 1646 году, когда он заселил Родионковскую пустошь крестьянами. В 1675-1676 годах Степан Федорович был воеводой в Нижнем Новгороде, а с 1677 году служил при дворе окольничим. С 1693 году деревня переходит его сыну, стольнику князю Якову Степановичу, о котором, к сожалению, известно только, что супругой его была некто Анастасия Васильевна. Яков Степанович поставил в деревне себе двор и четыре двора прислуги. В 1715 году по его челобитной здесь была построена деревянная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы, и село получило второе название – Покровское. Переписная книга 1748 года сообщает, что село Покровское находится в вотчине сына Якова Степановича, отставного майора князя Сергея Яковлевича. Затем, как я уже отмечал, селом владел Лев Богданович Суровцев, а после него Никита Андреевич Карташов. Село имело один порядок домов, стоявший на берегу барский дом буквой «Г», и церковь на находящейся в двадцати саженях от села на возвышенности. Последний раз оно обозначено на карте Шуберта 1840 года. После эпидемии холеры 1844 года население села вымерло, строения вместе с церковью сожжены в ходе карантинных мер и жизнь на этом месте больше не возрождалось. На алтарном месте церкви бала построена кирпичная Покровская часовня, которая простояла до революции. Ее облик сохранился до нас, благодаря одноименной картине, которую можно увидеть в краеведческом музее школы № 1 поселка Софрино.

ВАСИЛИЙ КОРШУН

comments powered by HyperComments